Заметки о природе депрессии

Заметки о природе депрессии

Корбиниан Бродман (ЖЖ) анализирует эволюционные причины депрессии. По его мнению, чума 21 века призвана удержать от действий в положении цугцванга. Приводит пример с разбившимся самолетом в пустыне. Статью вы найдете по ссылке в конце.

Дисклеймер: если вы чувствуете признаки депрессии, вам стоит обратиться к специалисту. Эта статья не по медицине и не описывает способы лечения.

Пример с людьми, которые в определенный момент вынуждены принять, что выхода нет, эмоциональный и трагический. Лежать под крылышком и ждать конца… или спасательной команды. Могут найти, с этой точки зрения лучше оставаться на месте.

Но вот что показалось мне странным: автор не делает акцент на перспективе спасения.

С таким же успехом можно утверждать, что уныние, как негативная эмоция, призвана как раз удержать от длительного бездействия.

Длительное это сколько?

От двадцати минут до часа после события. Это время надо выждать, поскольку все глупости делаются впопыхах. Потом начинать действовать.

То есть, иди по пустыне и погибнуть, лучше, чем оставаться на месте и погибнуть, пусть и немного позже?

С моей точки зрения «да». Лучше возможностью прожить достойно последние часы.

Баллада об упавшей в молоко лягушке нашла незаконченное продолжение в фильме «Схватка» с Лиамом

Ну а если говорить серьезно, аналогия с авиакатастрофой вряд ли уместна: большинство житейских ситуаций, в которых развивается депрессия, не имеют ничего общего с природной или техногенной стихией. Человек убивает себя тем, что опускает лапки.

Чтобы заставить его не делать этого, сохранилась депрессия — набор «генов уныния». Работает посредством включения индивида в коллективные переживания. Банально для того, чтобы мы могли отличить плохое от хорошего.

Если нам плохо, значит мы делаем что-то не то или не делаем чего-то нужного.

Означает ли это, что если индивид окажется один во всем мире, он не будет сталкиваться с таким явлением, как депрессия?

Это невозможно проверить, но практически уверен в этом. Аффект, удивление, надежда (найти продукты, оружие, кого-то, кто выжил), страх, отчаяние, восторг (когда удается найти), новые впечатления от рассвета и заката, который видишь только ты, ощущение себя собственником всего сущего, которое, правда, некому предъявить и похвалиться, безумный восторг от нахождения книги, с которой можно мысленно общаться, — что угодно, но только не депрессия.

Человек в постоянном поиске, в непрерывном открывании себя и мира, не испытывает уныния.
Анализируя «наркотическую прозу»

так называется жанр, частенько рекламирующий идею безопасного потребления (и надо объяснять подросткам, что безопасного потребления не существует), пришел к выводу, что наркоман пребывает в трех состояниях.

Обычно говорят о двух.

Опьянения (кайфа) и абстиненции, известные всем по произведениям литературы и кинематографа, а кому-то и лично. В состоянии ломки наркоман испытывает все признаки того, что называется депрессия, умноженные на десять. Образно «человек с содранной кожей».

Но есть и третье состояние: поиска. Нахождения денег, затем наркотика. В этот момент они не ведут дневники, они описывают эту свою ипостась потом и надо сказать, довольно редко, хотя именно в ней проводят большую часть жизни.

Но вот что удивительно: они не испытывают депрессии во время поиска.

Они деятельны, изобретательны, умело мимикрируют, импровизируют, входят в доверие с умением, достойным лучших актеров драмтеатра.

А ведь это высокозатратные в плане энергии психические процессы.

Что может давать им энергию?

Только голод по очередной порции вещества.

Посчитай мы совокупную мотивацию лиц, принимающих наркотики, не удивлюсь, если она окажется больше мотивации всех остальных людей. Как говорится, их бы энергию да в мирных целях, они давно изобрели бы лекарства от рака и СПИДа. Да что там говорить! Они настолько креативны в поисках кайфа, что открыли бы и способы перемещения во времени!

Чтобы покончить с наркотической темой повторюсь: оградить себя и подростков от лжи в эпоху интернет невозможно, но объяснять, что безопасного потребления не существует, и то, что начинается с аптекарских инсулинок, закончится заточкой игл о ступени подъездной лестницы, — необходимо и важно.
Почему бы не попытаться бить врага его же оружием?

Медикаментозные способы купирования депрессии анализировать не буду, поскольку я не врач. Определенно существует группа лиц, которым может помочь только врачебное вмешательство. С другой стороны, если принять за основу эволюционное значение депрессии, логичным будет предположить, что депрессивная компонента есть у каждого.

Она может развиться в болезнь, а может не развиться. И здесь уже вступает в силу полный набор поведенческих качеств.

Если подпитывать уныние новостными лентами, в которых семь из десяти постов — это заметки о терактах, преступлениях, катастрофах, стагнации в экономике, — затем бежать в фейсбук и все это с пеной у рта обсуждать, ища виноватых, — у подверженного человека разовьется депрессия. У человека без депрессивной компоненты не разовьется, но думается, таких крайне мало.

Если позволять себе сомнения в том, что сомнений вызывать не должно, мозгу придется затрачивать килоджоули энергии на бесполезное обдумывание, и тогда у индивида с высокой вероятностью разовьется та самая выученная беспомощность, о которой пишет Корбиниан Бродман.

Если позволять себе мнительность, в ней можно увязнуть как в болоте. Об этом у меня есть пост в фейсбуке: предчувствия, их природа и мое отношение к ним. Ссылка находится в конце.

С третьей стороны… здесь мне понадобится рассказать о состоянии сверхвысокой мотивации, которое я испытал на протяжении нескольких месяцев, когда мы — группа специалистов по развитию — создавали сеть управляющих компаний.
Это было незабываемое время

Окрыленный тем, что я делаю сам, своими руками и головой, от и до, наблюдая за тем, как планы, иногда легко, но чаще трудно, с многочисленными переделками и не поддающимися счету коррективами тем не менее воплощаются в жизнь; как создаются рабочие места, и на них приходят люди; воодушевленный высоким окладом и процентом в уставном капитале строящейся сети; я работал дни напролет и вскоре обнаружил в себе многие качественные изменения.

Они касались как состояния организма, так и состояния психики. Не буду описывать эмоции, такое изложение всегда будет субъективным, а перечислю только факты.

Через пару недель вроде бы напряженной работы мне совершенно не хотелось курить, и я почти бросил курить, позволяя себе три – четыре сигареты под чашку кофе; после полутора – двух пачек в день до того. Кто курит, может оценить мой опыт, зная, что не курить совсем значительно проще, чем курить дозировано.

Вот только что: никакого усилия воли с моей стороны не понадобилось. Отказ от сигареты происходил сам по себе. Я находился в приподнятом настроении, общался с людьми, много ездил, открывал для себя новые города, и вскоре бросил курить полностью. Чего и вам советую, напоминая одновременно о вреде курения и последствиях, которые настолько хорошо известны, что перечислять их нет смысла.

Я похудел, главным образом потому, что мне не хотелось есть. Пища стала чем-то вроде зарядки аккумулятора в телефоне: принимаешь ее ровно тогда и столько, когда и сколько нужно, не ради удовольствия, а в качестве источника энергии. Самую простую, без сахара, а скоро и без соли. Правильным будет сказать, что я перешел к спартанскому образу жизни.

Я стал легко и рано вставать, с рассветом, а когда наступила осень, затемно, и первым моим желанием было продолжить начатое как можно скорее. Погрузиться в водоворот событий и отношений.

И хотя я вырос в нормальной семье, где меня никто не подавлял, а наоборот, внушали мысль о превосходстве, о том, что не надо идти за толпой, мне было все равно, что сказала бы по поводу моего проекта моя мама, отец и бабушка.

Да хоть и вся вселенная! Меня не интересовало мнение общества, я не испытывал на себе ни малейшего его влияния. А слушал только мнение людей, задействованных со мной в проекте, и побуждал их высказывать такое мнение.

Не обошлось и без «побочек»: отношения с женой стали прохладными, она справедливо считала, что я уделяю ей мало внимания. В конечном счете привели к разводу. Ну, а кто сказал, что можно обойтись без жертв? На этапах крутых жизненных переломов приходится выбирать или/или. Не исключаю так же, что если бы я и не ввязался в проект, мы развелись бы еще быстрее.

У меня не осталось друзей из числа тех, кто был со мной до проекта, но появились новые.

Я научился принимать важные решения. Теперь я записываю варианты и отвожу время. Обычно вариантов два. Если через два дня решения нет, значит нет и информации, достаточной для их принятия. А если нет разницы, зачем платить больше? Платить — килоджоулями нервной энергии.

Подбрасываю монетку.

И вот еще что: мне не нужен ни план, ни список задач. Я и без них отлично помню, что надо делать, и вношу коррективы на ходу.

Глубоко убежден, что все истории успеха, которые проникают иногда в прессу, написаны о людях, которые постоянно находятся в состоянии сверхвысокой мотивации.

Ну а применительно к теме статьи: если достичь и научиться удерживать такое состояние, депрессия пройдет или не возникнет. Задача таким образом сводится к тому, чтобы чего-то сильно захотеть или сильно полюбить. Настолько, чтобы держать его перед глазами постоянно.

Тут можно возразить, что это состояние тоже представляет собой форму невроза, и нарушает гармонию в других сферах. Может и так, но мне в нем вполне комфортно. Кроме того, оно продуктивно, его хорошо использовать в работе и бизнесе. Это создающее, креативное состояние. А проживая жизнь «как все» легко остаться у пустого корыта. Когда годы прошли, а что было сделано за это время и не вспомнишь: пустые посиделки, пустые разговоры, пустые люди. Пустой фейсбук.

Вы представляете, чтобы на могильном камне было написано: напечатал 21.625 комментариев в социальных сетях и поучаствовал в 483 холиварах?

Проблема в другом:
как достичь и как поддерживать сверхвысокую мотивацию?

Людям, которым нравится какой-либо процесс, больше, чем результат, иногда завидую, но чаще нет. Они и сами все о себе знают. Не мыслят себя без своего любимого единственного дела. Хорошо, если это дело жизни способно хотя бы прокормить семью. Отличный позитивный пример — программирование. Негативный — копирайтинг.

Почему так? Разберем в следующий раз.

Тем же, кто не обладает процессом, постоянно накачивающим мозг дофамином, хорошо бы во что-то втянуться. Придется проявить волю: сильное влечение редко является само по себе. Какое-то время придется вникать, изучать основы. Барахтаться и чувствовать себя слепым котенком.

Быть готовым к изменениям курса, если придет четкое понимание, что «это не мое».

Я не люблю джаз, и не могу писать о джазе, хотя мне нравится писать эссе на философские темы (под философией понимаю сугубо прикладные правила о том, как надо жить, чтобы жить хорошо). Джаз — в наше время нишевый продукт, и мне понадобилось бы погрузиться в тему. Посещать джазовые концерты, читать издания о джазе, разобраться в исполнителях прошлого, настоящего и подающих надежды, — примерно то, что делал Рипли, с мошеннической правда целью.

Все это время мне пришлось бы бороться с собой, заставляя себя слушать джаз, но результат, может быть, и оправдал бы ожидания. Нельзя полюбить что-то, не зная его. Любовь, как ни странно может показаться, не только эмоция, влечение, но и работа. Касается и супружеских отношений, и счастливы пары, в которых оба партнера это понимают.

С другой стороны, можно выбрать и мотивацию общего характера.

У вас есть дом?

Дом хорош тем, что, если у вас и есть дом, вы можете захотеть другой дом, новый. Дом — древний и сильный архетип, он индивидуален, и как ничто из материального мира отражает все аспекты вашей личности.

У дома есть фасад, который может быть призван для того, чтобы произвести впечатление, или отражать ваши представления о красоте. Помещения для гостей и друзей. Комнаты только для вас и вашей семьи.

Представьте себе дом вашей мечты во всем его окружении: среди тенистых пальм, или, может быть, заснеженных сопок. Не торопитесь, отнеситесь к этому представлению как к работе. Опишите дом текстом, а еще лучше рисунком и текстом. Отложите, пойдите прогуляться, потом вернитесь к вашему проекту.

Вы откроете в себе много важного и интересного, и может быть такого, о чем и не догадывались. Главное — не ограничивайте себя, представьте интерьеры, которые как нельзя лучше соответствуют вашим желаниям.

Фиксируйте каждую мысль, даже если она кажется безумной, неприемлемой, недопустимой, осуждаемой. Вы же не собираетесь выкладывать ваш проект в интернет? Боитесь — используйте условные обозначения, понятные только вам.

Через две – три недели периодического обращения к вашему желанному дому у вас сложатся значительно более четкие представления о том, что вы хотите на самом деле, и собственно, кто вы как личность во всем богатстве ее связей с окружающим миром и другими людьми.

Так что, как посмотреть: если у вас нет процесса, который вас увлекает, вам повезло, потому что теперь выбор за вами, и вы можете сделать его осознанно исходя из ваших уже сформировавшихся предпочтений, а не детских мечтаний.

И хорошая идея появится.

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте
Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© Все права защищены. Любое использование материалов допускается только при наличии прямой активной гиперссылки на Citol.ru.
Информация на сайте носит рекомендательный характер. Пожалуйста, посоветуйтесь с лечащим врачом.
Редакция Citol.ru не осуществляет медицинских консультаций или постановки диагноза.