Депрессия и путь к счастью глазами психиатра

Депрессия и путь к счастью глазами психиатра

Ключевой вопрос — кто ответственен за несбывшиеся мечты и неудавшуюся жизнь? Сами люди, или они здесь особенно ни при чем, и вина лежит на обществе, наследственности, болезнях, родителях, карме прошлых жизней или стечении неблагоприятных обстоятельств.

Книга американского психиатра Гордона Ливингстона (Gordon Livingston) “Старый слишком быстро, умный слишком поздно” вызвала в Интернете многочисленные положительные рецензии и одновременно резко критические отзывы. Что говорит о том, что на нее стоит обратить внимание.

Примечание: английское название книги “Too Soon Old, Too Late Smart” — это популярная английская поговорка, и ее сложно точно перевести на русский. Смысл поговорки в том, что мы, увы, умнеем медленнее, чем старимся.

Автор — психиатр, то есть тот, кто провел многие сотни часов со своими совсем непростыми клиентами. А одна из основных тем, затрагиваемых в книге — тема счастья.

Начнем с позиции автора, а потом посмотрим на его критиков.

“Люди часто обращаются ко мне с просьбой выписать лекарства. Они устали от своего плохого настроения и потери интереса к тому, что раньше приносило им удовольствие… Их дни рутинны: неинтересная работа, мало друзей, — скучно. Они чувствуют, что лишены наслаждений жизни, которые вкушают другие.

Вот что я им говорю: хорошая новость состоит в том, что в арсенале медицины есть эффективные средства от депрессии; плохая новость в том, что счастья они вам не дадут. Счастье заключается не в отсутствии депрессии. Счастье — это состояние, в котором в наших жизнях одновременно присутствуют смысл и удовольствие”

Отчего же люди не могут получить счастья, и почему они прибегают к лекарствам, чтобы получить хотя бы его тень? Согласно доктору Ливингстону — в первую очередь из-за страха.

“Все, чего мы боимся попробовать в жизни, все наши неосуществленные мечты ограничивают нас в том, кто мы есть и кем мы можем стать. Обычно страх и его сородич беспокойство удерживают нас от поступков, которые могли бы сделать нас счастливыми…
Я часто спрашиваю чересчур осторожных пациентов: “Какой самый большой риск, который вы взяли в вашей жизни?” И тогда они начинают понимать, насколько “безопасную” жизнь они для себя выбрали”

Люди боятся выбрать счастье и предпочитают уйти в болезнь

“Счастье означает риск.. Означает взять на себя риск потерять это счастье. В депрессии есть преимущества. Быть в депрессии для них безопасно. Поэтому люди сопротивляются выходу из депрессии.

Болезнь дает нам главное преимущество — она освобождает нас от ответственности”

Путь построения счастья небыстрый.

“Все процессы, приводящие к счастью, требуют долгого времени. Овладение новым, изменение старых привычек, построение новых отношений, воспитание детей. Вот почему терпение и упорство так значимы.”

Теперь посмотрим, что говорят критики. У одного из (позитивных) обзоров книги больше 50 комментариев, и большинство голосов собрал крайне критический отзыв Shelly Fagan (он стоит первым), где Ливингстона называют “психиатром, к которому я бы никогда не обратился”.

“Книга доктора Ливингстона может помочь только тем, кто уже достиг всего на низшем уровне пирамиды, и может позволить себе роскошь искать смысл и счастье…

Но есть многие, очень многие другие, чьи проблемы находятся за пределами их контроля и превращают их жизнь в дерьмо. Например, психически больные. Такие люди могут думать только о выживании…

Я сейчас переписываюсь с человеком, который находится на грани самоубийства, потому что он не может найти работу после 3,000 попыток…. Самоубийство не от депрессии; это выбор между самоубийством и жизнью бомжа…

Многие люди кончают жизнь самоубийством от финансовой безысходности. Для них советы доктора Ливингстона не просто бесполезны, они оскорбительны. И кстати, психиатры в Америке берут от 250$ до 300$ в час, причем вперед. Почему бы не обсудить это?”

Кто виноват и что делать?

Начнем с простого. Безусловно, сначала должны быть удовлетворены базовые потребности: еда, дом, безопасность и т.д. И в обществе есть люди — например, психически больные или инвалиды — которые неспособны удовлетворить эти потребности сами. Но таких людей сравнительно немного.

Конечно то, что наше общество недостаточно помогает таким людям (я использую очень мягкий термин, на самом деле оно частенько на них просто плюет), свидетельствует о невысоком развитии самого общества (то есть, большинства нас — людей, его составляющих). И это нужно менять. Но чтобы что-то изменить, сначала надо измениться самому. Общество меняют активные люди с высоким уровнем энергии, способные добиваться успеха.

Еще раз, таких людей сравнительно немного. А вот тех, кто здоров и вроде бы нормален, но при этом не знает, как свести концы с концами, — таких очень много. Тех, у кого вроде бы и с деньгами не так плохо, но жизнь уныла, неинтересна и скучна — тоже не меньше. Такие люди чаще всего и оказываются в депрессии. Им-то и адресованы советы Ливингстона.

Ключевой вопрос — кто ответственен за несбывшиеся мечты и неудавшуюся жизнь? Сами люди, или они здесь особенно ни при чем, и вина лежит на обществе, наследственности, болезнях, родителях, карме прошлых жизней или стечении неблагоприятных обстоятельств.

Когда мы задаем вопрос — мы полагаем, что на него есть только один верный ответ. Это совершенно естественно, во всяком случае я так думал в течение многих лет.

И лишь много позже я понял, что на каждый вопрос есть далеко не один верный ответ.

Индийский святой Рамана Махарши на один и тот же вопрос часто давал разные ответы. Это разные ответы он давал разным людям. Соответственно их уровню развития и уровню понимания. Он давал тот ответ, который мог бы быть полезен данному человеку на его уровне развития.

В зависимости от нашего уровня развития, ответ на один и тот же вопрос может быть разным. И верный ответ — тот, который нам поможет достичь наших целей,. а совсем не тот, который является объективно верным. На самом деле, объективно верного ответа не существует, хотя это непросто принять.

Да, безусловно жизнь не вся под нашим контролем. Но что нам дает такой ответ? Если мы сосредотачиваемся на том, что полупустой стакан наполовину пуст, он будет продолжать пустеть. Если же мы сосредоточимся на том, что он наполовину полон, мы, может быть, сможем его наполнить до конца. Во всяком случае, такой взгляд дает нам шансы.

Мысль, что жизнь под нашим контролем (пусть частично), что мы можем ее изменить, что мы можем выбирать дороги, ведущие к счастью, расширяет наши возможности.

Мысль, что нашу жизнь определяет кто-то другой (или что-то другое), нас ослабляет и ограничивает.

Поэтому с практической стороны всем нам нужно выбирать первую, усиливающую нас мысль. Поскольку она нас усиливает, она и будет единственно верной. Конечно, при этом не следует забывать и об ограничениях, которые у нас есть из-за наследственности и пр. Но хотя эти ограничения не дают нам идти к счастью какими-то определенными дорогами (ну, нет, например спортивного телосложения, или музыкального слуха, или красивой внешности), к счастью всегда ведет много дорог. И какие-то из них нам точно доступны. Иначе мы бы не родились в этом мире с теми данными и в том окружении, где мы родились.

Также и в отношении других. Любая помощь, которую мы оказываем другим, ценна только тогда, когда она их усиливает. Иначе она превращается в милостыню. Этот вопрос более подробно изложен в статье Может ли благодарности быть слишком много

Две стороны одной медали

Как вы уже поняли, я в целом на стороне Ливингстона. Но не до конца. У Шелли Фэган есть своя правда.

Можно сколько угодно говорить о том, что бояться — это плохо, но что делать, когда страх силен. Книги и теория помогают недостаточно или медленно, очень медленно. А жизнь скоротечна.

Согласно Ливингстону:

“Все мы хотим одного и того же — образования, успеха в работе, любви. И пути достижения этих целей понятны. Но все же мы часто не делаем того, что необходимо, чтобы стать теми людьми, которыми мы хотим быть”

Да нет же, пути достижения непонятны большинству из тех, кто эмоционально находится на дне, что делать. И в книге Ливингстона об этом ничего не говорится.

Единственный способ понять, что делать — повысить свой энергетический (вибрационный) уровень. Когда уровень энергии повышается, тогда возникает способность видеть все по-другому. Тогда становится виден путь — если не к счастью — то хотя бы к удовлетворенности жизнью.

И здесь в сложных случаях (при низком начальном уровне, таком как депрессия, одними умными книгами и советами обойтись сложно). Нужна и помощь людей и таблетки. Да, таблетки не помогут достичь счастья напрямую. Но они смогут (временно) поднять энергетический уровень и (временно) дать человеку возможность увидеть свою жизненную ситуацию совсем другими глазами. И с этой точки зрения, таблетки также могут быть начальным путем к счастью. Они могут расширить возможность выбора.

Дело не в таблетках, а во врачах, которые их выписывают, и пациентах, которые их употребляют. В 99% случаев таблетки лишь временно дают облегчения, но человек никак не используют открывшиеся возможности. И увы, большинство психиатров это мало беспокоит.

Внутренняя работа над собой и внешняя помощь должны идти рука об руку — только тогда они будут ценны. Это 2 стороны одной медали.

Мой взгляд на депрессию более подробно изложен в статьях Как выйти из депрессии и Депрессия как состояние потери смысла жизни

И депрессия является только частным случаем низкого энергетического состояния. Есть и другие подобные состояния, в которых можно провести всю жизнь. Чувство вины, например. Или чувство страха.

Более подробно об энергетических состояниях можно прочитать здесь. А о работе с чувством вины здесь.

Милтон Эриксон, а также о психологах и психиатрах.

К известному американскому психиатру Милтону Эриксону часто обращались отчаявшиеся пациенты, которым нечем было платить за прием.

Я читал, например, историю о пришедшем к Эриксону одном нищем молодом человеке, фактически оборванце, грязном и плохо пахнущем. Эриксон стал с ним работать, и через полтора года у молодого человека уже была хорошо оплачиваемая работа, так что он смог, в свою очередь, оплачивать приемы у Эриксона. Что любопытно, этот молодой человек считал себя гомосексуалистом; однако, когда финансовая ситуация изменилась, выяснилось, что он предпочитает женщин.

Но Эриксон был гением и очень нестандартным человеком. Он был не просто психиатром или психологом, он был Тренером Жизни (Life Coach) с большой буквы, хотя в его время такого термина еще не было. Его работа была его призванием, а не просто способом зарабатывать деньги. Таких немного.

Однако и обычный психолог может дать немало; и, если очень будет нужно, я верю, что деньги на консультацию найти можно. Только не стоит полностью на психологов полагаться — гениев, еще раз повторюсь, мало. Задача психолога (психиатра) — дать начальный толчок, а дальше клиент должен сам завести свой мотор и ехать дальше.

К сожалению, в нашем обществе есть предубеждение против работы с психологами (я говорю о России, в Америке этого предубеждения уже нет, там это лишь вопрос денег и поиска правильного психолога).

Как выбрать правильного психолога и психиатра? Это вопрос интуиции, но любой психолог должен вести работу от базовых ценностей, жизненных целей клиента и поиска смысла жизни. Если этого нет, то это не “инженер душ”, а всего лишь “слесарь”, который может максимум поправить отдельные небольшие проблемы. Что касается психиатра, то правильный психиатр тот, кто использует не только лекарства, но использует лекарства для того, чтобы нормализовать жизнь клиента опять же через поиск осмысленной жизни.

На Западе поиск смысла жизни как основу счастливой жизни был впервые четко изложен прошедшим немецкий концлагерь евреем Виктором Франклом. Кстати, он терапевтировал клиентов даже в концлагере, не давая им покончить жизнь самоубийством. О нем можно прочитать здесь.

Интересные мысли из книги

Ниже заинтересовавшие меня несколько мыслей из книги Ливингстона, над которыми стоит подумать (в скобках мои комментарии).

Всегда легче продолжать делать то, к чему мы привыкли, даже если это для нас не работает (я обсуждал технику скриптинга, которая позволяет вырваться из старой колеи, в статье Энергия денег)
То, о чем мы беспокоимся, во многом определяет, кто мы есть (Я обсуждал тему страха не раз, например здесь и здесь)
Когда я работаю с людьми с мыслями о самоубийстве, я редко их отговариваю от него. Вместо этого я прошу их проанализировать, почему они до сих пор этого не сделали (интересный прием, чем-то близкий подходу Эриксона и Франкла, так как, отвечая, люди вынуждены найти причины, побуждающие их жить)
Чем дольше продолжается тяжелая болезнь, тем больше шансов, что эта болезнь станет частью личности больного (очень верно сказано; я видел и вижу много примеров вокруг; это относится не только к болезням, но и, наоборот, к большому успеху — власть и деньги портят людей, и такое состояние тоже является разновидностью болезни — низкого энергетического состояния, имя которому гордыня — о гордыне можно прочитать здесь)
Большая часть измен в несчастливом браке основана на иллюзии, что где-то существует кто-то, чья любовь нас сможет спасти (которая в свою очередь основана на страхе потерять то, что есть сейчас)

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках
Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© Все права защищены. Любое использование материалов допускается только при наличии прямой активной гиперссылки на Citol.ru.
Информация на сайте носит рекомендательный характер. Пожалуйста, посоветуйтесь с лечащим врачом.
Редакция Citol.ru не осуществляет медицинских консультаций или постановки диагноза.